Самый счастливый период моей жизни (Денисова Лидия Никоноровна, секретарь Куйбышевского горкома ВЛКСМ (1952-1954 гг.), секретарь Куйбышевского обкома ВЛКСМ (1958-1960 гг.)

Родилась Лидия Никоноровна 9 августа 1930 года в селе Суходол Ульяновской области и жила там до двухлетнего возраста. После состоялся переезд в г. Куйбышев, с которым она до сих пор не расстается, не считая выезда на учебу в Москву.

Жизнь на волжской земле начиналась очень тяжело. Семья разместилась в подвале частной квартиры, хозяйка которой занималась изготовлением самогона. Из пятерых детей вскоре с родителями осталась только Лида. Их сын-первенец погиб на фронте, двое детишек умерли маленькими, а дочь, которая была старше Лиды на десять лет, в годы войны направили медсестрой в один из эвакогоспиталей, развернутых в Саратове.

Отец – работник артели, прошедший через тяготы и плен первой мировой войны, вместе с матерью-домохозяйкой не выдержали гнета бытовых проблем и «преодолевали» их с помощью алкоголя. Так что девочке Лиде с пятого класса пришлось и дрова рубить, и печь топить, и по воду за два квартала ходить, и косырем деревянные полы выскабливать.

Начальное образование она получила в школе №31, что на пл. Революции, а потом стала ученицей школы № 63. Было в Лиде светлое начало, которое тяготы существования погасить не смогли. Во второй из названных школ ее избрали начальником штаба дружины, и пионеры салютовали своему руководителю даже на улице. С согласия руководителя учебного заведения удалось оборудовать на сцене уголок, который стал пионерской комнатой с обилием атрибутики и штабом проведения интересных дел с детьми.

Затем Лида вступила в комсомол, несмотря на мамин запрет, и вскоре неформальный лидер во всех добрых делах стал секретарем школьного комитета ВЛКСМ. Ее даже ввели в состав педагогического совета, и это было сделано не для проформы. Забегая вперед, отметим, что Лиде всегда везло на старших товарищей, помогавших словом и делом, а также поддерживавших инициативы девушки. Вот и директор учебного заведения Харитонова Клавдия Николаевна серьезно воспринимала высказывания школьницы ─ комсомольского вожака и принимала соответствующие решения, вплоть до замены недобросовестных педагогов.

Комсомольцы участвовали в ремонте школьного здания, обеспечении его топливом (вылавливали бревна из Волги), заботились о сохранении учебников и школьного имущества. Они были в курсе того, что по инициативе ВЛКСМ возник Всесоюзный комсомольско-молодежный фонд помощи детям, в который поступило около 90 млн. рублей. В освобожденные города и села Советского Союза были направлены тысячи посылок от школьных комсомольских организаций.

Вышедший на экраны страны в декабре 1940 года фильм «Тимур и его команда», который частично снимался в Куйбышеве (на Поляне им. Фрунзе), дал толчок возникновению тимуровского движения в СССР. Армия юных помощников всем, кто нуждался в помощи, росла рекордными темпами, и была представлена во всех уголках страны. В военное лихолетье в Куйбышеве действовало 62 тимуровских объединения, и одно из них было в школе №63.

По высказываниям очевидцев, на молодежные мероприятия, проводившиеся в те годы в 63-й школе, стремились попасть подростки всей близлежащей округи, а порой – и отдаленных районов. Понятно, что такая популярность учебного заведения была следствием и деятельности ее комсомольского вожака. Окончив курсы массовиков-затейников, она выступала в качестве ведущей разных вечеров и встреч с интересными людьми. Судя по внешнему виду, – готовая Снегурочка, но Лида всегда в декабре-январе становилась Дедом Морозом, поскольку среди учителей мужчин тогда не было – их мобилизовали в действующую армию. Да и в целом учебное заведение считалось женским (в то время в крупных городах страны существовало раздельное обучение мальчиков и девочек).

Энергии комсомольского вожака хватало и на организацию конькобежных соревнований на небольшом школьном катке, и на обеспечение достойного представительства школы на районных и городских смотрах художественной самодеятельности, проходивших в клубе им. Ф.Э. Дзержинского. Довелось ей некоторое время по просьбе директора школы исполнять и обязанности старшей пионервожатой, которая ушла в декретный отпуск. Пионеров часто приглашали в разные организации для выступлений и приветствий, а благодаря шефам удалось организовать поездку красногалстучных школьников на экскурсию в Москву.

Фотография Лиды многие годы была представлена на стенде «Наши медалисты», поскольку окончила она школу с серебряной медалью. Хотя был период, когда девушка собиралась бросить учебу. Нет, к процессу приобретения знаний она никогда не охладевала, допоздна засиживаясь за выполнением домашних заданий и чтением различной литературы сверх программы. Причина заключалась в другом – не в чем было идти на уроки. Встревоженная неявкой Лиды классный руководитель Бурмистрова Екатерина Михайловна навестила ее дома и расплакалась от увиденного.

В школе шуструю и неунывающую девчонку любили, поэтому учителя, сами еле сводившие концы с концами, вскладчину купили ей кашемировую ткань для платья, брезентовые ботинки и чулки. А особый восторг Лиды вызвал целый кирпичик черного хлеба. Весомость этого подарка можно оценить, если вспомнить, что школьнику в годы войны полагалось в день 250 граммов хлеба.

Трудовую деятельность медалистка начала в 1948 году старшей пионерской вожатой в родной 31-ой школе. Лидия Никоноровна вспоминает: «Поражалась: за что мне платят деньги? Это же не работа, а сплошное удовольствие. Ведь аудитория была благодатнейшая – активная, добрая, искренняя, увлекающаяся. Мы с ребятами ходили после уроков в госпиталь, помогали старикам и инвалидам справляться с домашней работой, играли в разные игры. А еще были поездки в подшефный Дубово-Уметский район на переборку зерна. Родители без страха отпускали со мной детей. Все они называли меня Лидочкой».

Денисова Лидия Никоноровна, секретарь Куйбышевского горкома ВЛКСМ (1952-1954 гг.), секретарь Куйбышевского обкома ВЛКСМ (1958-1960 гг.) Денисова Лидия Никоноровна, секретарь Куйбышевского горкома ВЛКСМ (1952-1954 гг.), секретарь Куйбышевского обкома ВЛКСМ (1958-1960 гг.) Денисова Лидия Никоноровна, секретарь Куйбышевского горкома ВЛКСМ (1952-1954 гг.), секретарь Куйбышевского обкома ВЛКСМ (1958-1960 гг.)

В начале 1950 года Лида становится инструктором Дзержинского райкома ВЛКСМ по школьной молодежи. При знакомстве с учебными заведениями района она зашла однажды в среднюю школу для слепых и обратила внимание на старательность ребят в учебе и их стремление найти свое место в жизни. Серьезным и рассудительным был и паренек – секретарь комсомольской организации. У инструктора возникло желание как-то поддержать ребят. Она стала частенько приходить в эту школу, подружилась на долгие годы с ее руководством и учителями, бывала на мероприятиях, которые готовили школьники. Вскоре они начали узнавать Лиду по голосу и, кто мог, – по походке.

Спустя два года ее направили на учебу слушателей первых пионерских курсов при ЦК ВЛКСМ в г. Москве. Потом Лиду приглашают в Куйбышевский горком ВЛКСМ на такую же должность, как и в райкоме. В 50-е годы школы были центрами культуры, в которых до позднего вечера не гасли огни, и комсомольские работники старались сделать деятельность этих «центров» разнообразнее и эффективней. Инструктором городского комитета Лида трудилась лишь квартал, потому что в ноябре 1952 года она избирается секретарем этого ГК ВЛКСМ по школьной молодежи.

Тогда на бюро райкомов ВЛКСМ утверждали пионервожатых школ, летних лагерей и согласовывали кандидатуры начальников пионерских лагерей. Комсомол совместно с облсовпрофом полностью отвечал за работу в этих местах отдыха школьников. Подобрав кадры будущих пионервожатых, воспитателей и начальников лагерей, горком ВЛКСМ организовывал их годичную учебу с привлечением преподавателей пединститута. А по итогам пионерского лета проходило обязательное подведение итогов с анализом его успехов и проблем, а также вручением грамот. Разговор всегда был предметным, поскольку комсомольские работники вместе с секретарем по школьной молодежи в лагерях появлялись часто.

Новый секретарь добилась того, что ежегодно 1-го сентября кинотеатры г. Куйбышева открывали свои двери школьникам для бесплатного просмотра фильмов. Широкое развитие в послевоенные годы получили школы рабочей молодежи (ШРМ), позволившие продолжить свое образование тысячам подростков, которые в период войны прервали учебу. Свидетелем этого нежелательного, но вынужденного «ухода» однокашников от процесса приобретения знаний Лидия была сама. Так, когда она стала пятиклассницей 63-й школы, в ней насчитывалось пять пятых классов. А к выпуску остался лишь один, да и в нем обучалось всего 10 человек.

Помимо ШРМ были открыты заочные и вечерние техникумы, а перед руководством обычных школ поставили задачу – охватить всеобучем всю молодежь школьного возраста своих микрорайонов. И в этом важном деле комсомолу нашлось поле деятельности.

Тесный контакт был налажен у горкома со станцией юных техников (СЮТ) исполкома Куйбышевского горсовета депутатов трудящихся, возникшей в военно-послевоенное время. С 1951 года на протяжении более двадцати лет ее возглавлял В.П. Гончаров, который с любовью относился к детям, и был подлинным новатором с богатой фантазией, заметной творческой личностью. Он придумывал различные городские мероприятия: смотры, соревнования, выставки. Однажды провел первый в Куйбышеве карнавал с шествием по улицам, причем вместе с ребятами, одетыми в разные наряды, шли и дрессировщики с животными, которых «откомандировал» цирк. 

Виктор Петрович создал зал научных развлечений под названием «Веселый час у юных техников» (ВЧУЮТ), где проводились беседы для школьников, студентов и учителей, сопровождавшиеся оригинальными опытами. В подвале были оборудованы помещения для технических кружков. Экскурсии во «ВЧУЮТ» организовывались по заявкам школ, внешкольных учреждений, техникумов г. Куйбышева, а также других населенных пунктов области. Побывали на «ВЧУЮТе» и гости из Москвы, Ленинграда, Алма-Аты, Душанбе, Риги, Свердловска, Ташкента, Фрунзе и иных городов страны.

 В должности секретаря горкома ВЛКСМ Лидия соприкоснулась с практикой общения партийных и комсомольских органов. Их взаимоотношения, строившиеся на доверии и ответственности, были больше товарищескими, чем забюрократизированными. Подтверждением этого могут служить такие «картинки прошлого». Вернувшись с XIX съезда КПСС, первый секретарь Куйбышевского обкома партии М.Т. Ефремов выступал на активах и в трудовых коллективах с рассказом о решениях партийного форума и выступлении на нем И.Сталина.

Однажды он решил пообщаться на эту тему с пионерским активом в городском Дворце пионеров. Согласитесь – решение неожиданное для первого лица области. Но на этом неожиданности не кончились. Михаил Тимофеевич отказался от свиты специалистов и попросил только, чтобы на встрече присутствовал секретарь горкома ВЛКСМ, курирующий вопросы учащейся молодежи. Увидев пришедшую Лидию, он сказал: «Первый раз выступаю перед детьми, волнуюсь. А ты, если меня занесет, дерни за пиджак!».

Но первого секретаря не «занесло», говорил он интересно, доступным языком. «А потом, – вспоминает Лидия Никоноровна, – он попросил меня показать Дворец, в котором давно не было ремонта, отсутствовали шторы, дорожки, не хватало помещений для кружков технического творчества. Михаил Тимофеевич не поленился спуститься в подвал, и опытным глазом хозяйственника обнаружил возможности использования некоторых подвальных помещений для проведения занятий кружковцев. Правда, для этого требовались серьезные ремонтные работы и дефицитные стройматериалы. «Подумаем об этом», – сказал Ефремов.

Прошла неделя, и вдруг раздается звонок из первой приемной обкома КПСС – Денисовой срочно прибыть к руководителю области. Появившись, узнаю, что меня пригласили для участия в составлении письма в Совет Министров СССР по поводу ремонта Дворца пионеров. Этим посланием заинтересовался И.Сталин, и вскоре из Москвы поступили дефицитные строительные материалы, позволившие сделать подвальные помещения неузнаваемыми».

 Теперь другая картинка, в которую трудно поверить и партийным функционерам конца прошлого века, и простым обывателям. Но это было, и стало фактом биографии Лидии Никоноровны. Михаил Тимофеевич в ходе эпопеи с Дворцом пионеров спросил: «А сама как живешь? А то всё за людей просишь. Квартира у тебя есть?». Последовал ответ: «Мне не надо. Но очень хочу завершить обучение в вузе». «Что ж, пошлем тебя в высшую партийную школу, это в наших силах», – промолвил Ефремов.

Упомянутый диалог состоялся в начале 1953 года, а в августе он позвонил и сообщил, что поступление в ВПШ придется отложить, так как первый секретарь областного и городского комитетов комсомола высказались против такого намерения обкома КПСС(!), мотивировав это тем, что Денисова нужна на своем рабочем месте. И стала Лидия слушателем партшколы только год спустя.

 Кстати, доучиться в ней не дали, поскольку в январе 1958 года Лидию Никоноровну избрали секретарем Куйбышевского обкома ВЛКСМ по работе с учащейся молодежью. Накопленный ей к этому времени опыт деятельности и возросший масштаб действий в сочетании со стремлением к творчеству и новаторству позволял новому секретарю смело браться за решение разных вопросов.

Так, в большое дело вылилось инициированное ей рассмотрение на пленуме обкома комсомола практики содержания воспитанников в детских домах. Этих учреждений  было тогда немного (три или четыре), но содержавшиеся в них ребята переживали не только потерю родителей в годы войны, но и свое полунищенское существование. Все они ходили в невзрачной одежде мышиного цвета и постоянно становились объектом насмешек сверстников из «вольной» жизни.

Перед проведением пленума члены обкома комсомола побывали в детских домах и воочию увидели все проблемы. Отсюда и разговор состоялся на пленуме живой, конкретный и конструктивный. Помимо традиционного решения был принят и текст обращения в обком КПСС с перечнем предложений по изменению ситуации в детдомах. Этот документ получил поддержку, и многие «узкие места» в названных учреждениях удалось расшить. В частности, для воспитанников была пошита нормальная одежда. А вклад Денисовой в дело улучшения их положения был отмечен орденом «Знак Почета».

Новаторство Лидия проявляла и на других направлениях своей деятельности. Например, для студенческой молодежи открыли школу комсомольского актива, которую проводили летом на берегу Волги. Палатки и грузовую машину ежегодно давали военные, а кровати, одеяла и матрацы передали из общежития закрывавшейся ВПШ. Перед собравшимися выступали партийные и комсомольские работники, а также лучшие куйбышевские лекторы. После на базе этой школы стали проходить и семинары комсомольского актива промышленных предприятий. Некоторые слушатели школы впоследствии выросли в известных руководителей.

Денисова Лидия Никоноровна, секретарь Куйбышевского горкома ВЛКСМ (1952-1954 гг.), секретарь Куйбышевского обкома ВЛКСМ (1958-1960 гг.)В практику вошли и городские фестивали художественной самодеятельности студентов, и мероприятия, организаторами которых вместе с обкомом комсомола выступали профсоюзы и облоно, Дом учителя и театры. Большим другом стала и областная библиотека, в которой Лидия привыкла проводить субботы и воскресенья в период своей учебы. Помогал ей в работе и совет по ВУЗам, созданный при обкоме ВЛКСМ. Одним из активных его членов был недавно ставший ректором КуАИ В.П. Лукачев. А с упомянутым выше В.П. Гончаровым продолжился процесс творческого содружества.

Комсомольские работники той поры выполняли и непривычное для нынешних дней поручение, связанное с увеличением семенного фонда к посевной. Для этого они высаживали зерна в горшочках и ухаживали за всходами до появления колосков пшеницы, ржи и других злаков.

В 1958 году Верховный Совет СССР принял Закон «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР». Согласно этому закону, в стране вводилось всеобщее обязательное восьмилетнее образование. Обращено было внимание на необходимость более тесной связи обучения с производством. В связи с этим в куйбышевских школах начали появляться преподаватели труда, обязательно выделялись помещения с оборудованием, и определялись направления трудового воспитания учеников.

Тогда же в городе возникло новое движение: комсомольские активисты-производственники шли работать пионерскими вожатыми в классы на общественных началах. Инициатором движения в Куйбышеве стал Кировский РК ВЛКСМ (первый секретарь Т. Анищенкова), получивший поддержку горкома комсомола (первый секретарь Г.П. Гавердовский). Этот опыт куйбышевцев был одобрен Центральным Комитетом ВЛКСМ.

Отражением роли комсомола в жизни советской школы явилось участие его в работе Всероссийского съезда учителей (1960 год), на обсуждение которого был вынесен доклад ЦК ВЛКСМ «Комсомол и школа». В качестве приглашенных от Куйбышевской области на этом форуме были несколько комсомольских работников и в их числе секретарь обкома Л.Денисова. Удалось ей побывать и на приеме, который по окончании съезда дали члены правительства страны во главе с Н.С. Хрущевым.

Тот год стал последним в комсомольской карьере Лидии Никоноровны, поскольку она перешла на партийную работу. Трудилась и в райкоме, и в горкоме, и в обкоме. В 1968-м, после учебы в Академии общественных наук (АОН), защитила диссертацию по философии, и со следующего года стала секретарем Куйбышевского горкома КПСС по идеологии. На этом ответственном «комиссарском» посту она находилась до выхода на пенсию, не давая себе послаблений, и постоянно стремясь к движению вперед от достигнутого к созданию системы в работе по любому направлению.

Денисова Лидия Никоноровна, секретарь Куйбышевского горкома ВЛКСМ (1952-1954 гг.), секретарь Куйбышевского обкома ВЛКСМ (1958-1960 гг.)Последнее ее «детище» – праздник под названием «День города». Ныне он привычен самарцам, и многие помнят его масштаб и насыщенность мероприятиями в год 400-летия Куйбышева. Но до этого были проведены три «Дня города» по инициативе Лидии Никоноровны и при ее непосредственном участии. Перед первым «Днем» секретарь горкома парии выступила в ста организациях областного центра с сообщением о новом городском действе и предложением к трудовым коллективам внести свой вклад в дело улучшения облика града на Волге.

Воспитанник комсомола, она всегда доверяла молодежи, охотно брала молодые кадры на работу в курируемый отдел пропаганды и агитации ГК КПСС и многим из них помогла добиться успехов по жизни. При этом не «царила» над ними, а  прислушивалась к их мнениям, вовсе не считая себя всегда во всем правой. Законы ее рабочей жизни были просты, и базировались на добросовестности и политической зрелости. Вот они: трудолюбие, порядочность, доброта, творчество и научный подход к работе, доведение начатого дела до конца и подбор сотрудников, способных работать единой командой, а также оставаться близкими друзьями по жизни независимо от бега времени и перемены мест. Такие же ориентиры Л.Денисова старалась формировать у своих сотрудников, и те, поэтому за глаза назвали ее не начальницей, не шефиней, а матерью.

Трудовой стаж Лидии Никоноровны составили полтора года работы в пионерских организациях, десять лет (с учебой в ВПШ) – в комсомольских и четверть века (с учебой в АОН) – в партийных. Казалось бы, деятельность в партийных органах, как самая длительная и весомая, должна вспоминаться ей в первую очередь. Но она до сих пор считает самым счастливым периодом своей жизни годы работы в комсомоле, когда на этапе становления личности удавалось помогать молодежи с выбором профессии, нацеливать на творчество и активное участие в жизни общества. Когда встречались комсомольские работники, которых можно было без натяжки считать образцом молодежного вожака (к таким Л.Денисова относит М.И. Елизаветина, Е.Самарцева и других). Когда работалось взахлеб, хотя и жилось впроголодь.

Вот слова Лидии Никоноровны, сказанные с высоты прожитых лет: «Комсомол для меня – всё. Это моя жизнь. Период чистый, дружный. Люди с радостью приходили на работу. Комсомол дал путевку в жизнь. Увидела партию в хорошем состоянии: занимались молодежью, ее проблемами, поскольку это наше будущее. Мне повезло, так как я встречалась с замечательными, интересными, доброжелательными, очень умными и любящими свою работу людьми. Здесь была главная моя школа жизни».

Да, было трудное время и светлые дела, было товарищество, а не чинопочитание, была вера в себя и в свою страну. Пожалуй, это самая примечательная черта конца 50-х годов прошлого века.

 Шакиров Рашид Мигдэтович

23 мая 2017 г.

Вернуться